Введение

 5 декабря 2013 г. вступил в силу Федеральный закон от 07.06.2013 N 120-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам профилактики незаконного потребления наркотических средств и психотропных веществ», регламентирующий проведение профилактики незаконного (немедицинского) потребления наркотических средств и психотропных веществ, наркомании, и введение системы раннего выявления употребления наркотических средств и психотропных веществ.

Данный Закон был разработан в целях реализации дополнительного комплекса мер, направленного на исполнение Указа Президента РФ № 690 от 09.06.2010 г. «Об утверждении Стратегии государственной антинаркотической политики РФ до 2020 года» и во исполнение подпункта «а» пункта 2 (абзац третий) Перечня поручений Президента Российской Федерации по итогам заседания президиума Государственного совета Российской Федерации (от 28 апреля 2011 г. № Пр-1151ГС). Тогда президент Дмитрий Медведев поддержал идею обязательных проверок школьников и студентов на наркозависимость. Изначально инициатива исходила от силовиков, которые ссылались на постоянный рост наркомании среди молодежи.

16 июня 2014 г. вышел Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации (Минобрнауки России) N 658 г. Москва «Об утверждении Порядка проведения социально-психологического тестирования лиц, обучающихся в общеобразовательных организациях и профессиональных образовательных организациях, а также в образовательных организациях высшего образования».

По данным экспертов, в школах с наркотиками сегодня знаком как минимум каждый десятый ученик. В колледжах и техникумах ситуация еще острее. В вузах наркотики хотя бы один раз употребляли до 30 процентов студентов. И чаще всего речь идет о творческих, элитных вузах.

Согласно данным ООН, процент российского населения, злоупотребляющего опиатами, в 5-8 раз превышает соответствующий показатель в странах Европейского сообщества. Согласно официальной статистике ФСКН, наркотические средства регулярно употребляют около 5 миллионов россиян. Среди них подростков и молодежи в возрасте от 11 до 24 лет – до 2 миллионов человек. По мнению специалистов, тестирование школьников на употребление наркотиков должно стать мощным профилактическим средством. Законом устанавливается компетенция образовательных организаций по обеспечению раннего выявления незаконного (немедицинского) потребления наркотических средств и психотропных веществ среди обучающихся путем проведения социально-психологического тестирования обучающихся образовательных учреждений.

Одна из мер, которая поможет исправить ситуацию, – тестирование, направленное на раннее выявление тех, кто только попробовал наркотики или психотропные вещества. Согласно новому Закону система ранней диагностики потребления наркотических средств и психотропных веществ среди молодежи, состоит из двух этапов: 1) анонимное социально-психологическое тестирование учащихся с целью выявления групп риска; 2) проведение лабораторного тестирования учащихся в выявленных группах риска.

   Условия и причины формирования аддиктивного поведения

Среди всех факторов, влияющих на здоровье человека, по мнению большинства авторов, удельный вес приходится на образ жизни. По мнению Э.Н. Вайнера (1998), Г.А. Кураева (2000) образ жизни – это форма и способ жизнедеятельности человека, которых он придерживается в повседневной жизни в силу социальных, культурных, материальных и профессиональных обстоятельств.

В настоящее время выделены следующие компоненты образа жизни, положительно влияющие на здоровье: полноценный отдых, отсутствие вредных привычек, активная жизненная позиция (общественно-политическая, социально-культурная, производственная, активность в быту), удовлетворенность жизненной ситуацией (физический и духовный комфорт), сбалансированное питание, высокая медицинская активность, экономическая и материальная независимость, регулярная двигательная и физическая активность.

Согласно многочисленным данным среди современной молодежи, включая школьников, распространен образ жизни, который нельзя назвать здоровым. При этом одной из наиболее значимых проблем является распространение вредных привычек, различных зависимостей среди молодежи.

Зависимое поведение личности представляет собой серьёзную социальную проблему, поскольку в выраженной форме может иметь такие негативные последствия, как утрату работоспособности, конфликты с окружающими, совершение преступлений. Кроме того, это наиболее распространённый вид девиации, так или иначе затрагивающий любую семью.

В широком смысле под зависимостью понимают «стремление полагаться на кого-то или что-то в целях получения удовлетворения или адаптации». Условно можно говорить о нормальной и чрезмерной зависимости. Зависимое поведение, таким образом, оказывается тесно связанным как со злоупотреблением со стороны личности чем-то или кем-то, так и с нарушениями её потребностей. В специальной литературе употребляется ещё одно название рассматриваемой реальности – аддиктивное поведение. В переводе с английского addiction – склонность, пагубная привычка.

Зависимое (аддиктивное) поведение как вид девиантного поведения личности в свою очередь имеет множество подвидов, дифференцируемых преимущественно по объекту аддикции.  Это:

Химическая зависимость (курение, токсикомания, наркозависимость, лекарственная зависимость, алкогольная зависимость).

Нарушение пищевого поведения (переедание, голодание, отказ от еды).

Гэмблинг – игровая зависимость (компьютерная зависимость, азартные игры).

Сексуальные аддикции (зоофилия, фетишизм, пигмалионизм, трансвестизм, эксбиционизм и др.).

Религиозное деструктивное поведение(религиозный фанатизм, вовлечение в секту).

Степень тяжести аддиктивного поведения может быть различной – от практически нормального поведения до тяжёлых форм биологической зависимости, сопровождающихся выраженной соматической психологической патологией. Как правило, люди отличаются по индивидуальной предрасположенности к тем или иным объектам аддикции. Однако, различные формы зависимого поведения имеют тенденцию сочетаться или переходить друг в друга, что доказывает общность механизмов их функционирования. В связи с этим выделяют общие признаки аддиктивного поведения.

Прежде всего, зависимое поведение личности проявляется в её устойчивом стремлении к изменению психофизического состояния. Данное влечение переживается человеком как импульсивно-категоричное, непреодолимое, ненасыщаемое. Внешне это может выглядеть как борьба с самим собой, а чаще – как утрата самоконтроля.

Аддиктивное поведение появляется не вдруг, оно представляет собой непрерывный процесс формирования и развития зависимости. Аддикция имеет начало (нередко безобидное), индивидуальное течение (с усилением зависимости) и исход. Мотивация поведения различна на различных стадиях зависимости.

 Зависимое поведение не обязательно приводит к смерти, но закономерно вызывает личностные изменения и социальную дезадаптацию.

Первостепенное значение имеет формирование аддиктивной установки – совокупности когнитивных, эмоциональных и поведенческих особенностей, вызывающих аддиктивное отношение к жизни.

 Современное состояние науки позволяет говорить о следующих  факторах возникновения аддиктивного поведения.

Под факторами риска понимаются условия, предрасполагающие к употреблению психоактивных веществ и формированию наркомании.

Эксперты Всемирной организации здравоохранения разработали обобщенную классификацию факторов риска наркотизации в зависимости от уровня их проявления. Выделяют четыре уровня проявления факторов риска:

1. Биофизиологический

2. Индивидуально-психологический

3. Микросоциальный

4. Макросоциальный

Факторы риска приобщения к психоактивным веществам и формирования зависимости от них, проявляющиеся на каждом из

вышеперечисленных уровней.

 Злоупотребление ПАВ рассматривается как частный случай девиантного поведения, поэтому факторами риска его возникновения считаются факторы риска формирования любой поведенческой девиации. Общие факторы риска можно отнести к «неспецифическим».

Важно учитывать неспецифические факторы риска злоупотребления ПАВ в профилактической работе  так как, если ведется изолированная работа по профилактике только аддиктивного поведения, то создаваемое массивом факторов риска, напряжение найдет другой выход. Девиантное поведение примет вид не аддиктивного, а, к примеру, суицидального.

 «Специфическими» факторами риска злоупотребления ПАВ считаются факторы, влияние которых обусловливает специфику злоупотребления ПАВ по сравнению с другими формами отклоняющегося поведения.

Внутренние факторы риска

К биофизиологическим факторам риска наркотизации относятся:

1. Неспецифические факторы риска:

– органические поражения головного мозга;

– хронические соматические заболевания.

2. Специфические факторы риска злоупотребления ПАВ:

– генетическая предрасположенность к употреблению психоактивных веществ;

– наследственность, отягощенная наркологическими заболеваниями;

– изменение межполушарной асимметрии мозга;

– низкая степень изначальной толерантности;

– потенциал употребляемого вещества по отношению к формированию зависимости.

Факторы риска, проявляющиеся на следующем, индивидуально-психологическом, уровне.

Неспецифические индивидуально-психологические факторы риска обусловлены неполноценным образом жизни и соответствующей тягой к его компенсации за счет искусственной регуляции своего психоэмоционального состояния с помощью психоактивных средств, что приводит к возникновению особенности личностной патологии и личного опыта.

 Большинство исследований, посвященных выявлению факторов риска наркотизации, акцентируют внимание на психопатологических и патопсихологических факторах риска, относящихся к рассматриваемому уровню.

Наиболее часто  отмечается связь склонности к употреблению психоактивных веществ и формирования зависимого поведения с акцентуациями характера,  точнее не в конкретном спектре акцентуаций характера и психопатий, но в отдельных «слабых звеньях» личностной структуры. В этом случае патологическое влечение к психоактивному веществу выполняет задачу компенсации личностных аномалий, защищая уязвимые места личности. Естественно, что такая компенсация является суррогатной, патологической, при которой психоактивное вещество выступает модулятором психического состояния, приводящим к пагубным последствиям.

 Такими «слабыми звеньями» личности являются:

– стойкие нарушения саморегуляции и самоконтроля, трудности регуляции собственного поведения, прогнозирования последствий собственных действий;

– проблемы самооценки (неустойчивая, зависимая от сиюминутного положения, неаргументированная и поляризованная самооценка, формирование которой восходит к самым ранним этапам развития личности);

– недостаток самоуважения;

– снижение мотивации достижений;

– низкая способность к рефлексии и заботе о себе;

– незрелость эмоционально-волевой сферы;

– стойкие нарушения аффективной (эмоциональной) сферы, проявляющиеся явлениями алекситимии, высокой эмоциональной лабильности, «негативной» аффективности, низким уровнем развития способности к сопереживанию;

– неполноценная психосексуальная организация;

– агрессивность и нетерпимость;

– склонность к регрессивному поведению;

– отсутствие стремления быть в обществе других людей, неспособность к межличностному общению;

– подчиненность среде;

– неадекватное восприятие социальной поддержки;

– слабые адаптационные способности, дезадаптивные стратегии копинг-поведения.

Специфическим индивидуально-психологическим фактором риска злоупотребления ПАВ можно считать:

– установку на употребление ПАВ;

– факт употребления психоактивных веществ.

Факторы риска биофизиологического и индивидуально-психо-логического уровней являются проявлением риска «внутреннего характера».  Внешние (средовые) факторы риска.

Социальные факторы риска наркотизации – это условия жизни человека в различных социальных общностях и особенности функционирования самого общества, которые способствуют вовлечению в наркотизацию.

Эти условия можно разделить в зависимости от уровня общности, в которой они проявляются, на следующие группы:

Макросоциальные факторы риска наркотизации – условия, характеризующие функционирование общества в целом (проявляющиеся на уровне страны и мирового сообщества)

Микросоциальные факторы риска наркотизации – условия, характеризующие ближайшее окружение ребенка и подростка (семья, образовательное учреждение, досуговые учреждения, социальное окружение по месту жительства и т.д.).

 Факторы риска наркотизации, относящиеся к макросоциальному уровню:

– ухудшение социально-экономической ситуации в стране;

– ценностный плюрализм;

Специфическими факторами риска злоупотребления психоактивными веществами, проявляющимися на макросоциальном уровне являются:

– доступность психоактивных веществ;

– мода на употребление психоактивных веществ;

– несовершенство законодательных норм в отношении употребления ПАВ, а также несоблюдение существующих антинаркотических законов;

– традиции общества, связанные с употреблением ПАВ.

 Микросоциальные факторы риска злоупотребления ПАВ:

Значимыми неспецифическими факторами риска наркотизации в семье являются:

– несоблюдение членами семьи социальных норм и правил;

– неправильные воспитательные стили: гиперопека, гипоопека, противоречивое воспитание (отсутствие устойчивой системы наказаний и поощрений), завышенные требования родителей (чаще матери) к ребенку;

– воспитание одним родителем (в неполной семье);

– наличие хронических семейных конфликтов;

– постоянная занятость родителей.

Специфическим фактором риска формирования аддикции и химической зависимости является злоупотребление ПАВ в семье.

В образовательной организации могут проявляться следующие неспецифические факторы риска злоупотребления ПАВ:

– раннее асоциальное поведение в образовательной организации;

– академическая неуспеваемость, особенно начавшаяся в начальных классах;

– конфликтные отношения со сверстниками и педагогами.

Специфическими факторами риска являются употребление ПАВ на территории образовательной организации, а также терпимое отношение администрации к употреблению психоактивных веществ (в том числе курения) обучающимися и педагогами.

В среде сверстников могут проявляться такие неспецифические факторы риска злоупотребления психоактивными веществами, как:

– наличие в ближайшем окружении ребенка или подростка лиц с девиантным поведением;

– отчуждение или конфликтные взаимоотношения со сверстниками;

Специфическими факторами риска развития аддикции, проявляющимися в сфере общения со сверстниками, можно считать:

– одобрение наркотизации в ближайшем окружении ребенка;

– наличие в ближайшем окружении ребенка или подростка лиц, употребляющих ПАВ.

Влияние одного, или, тем более, нескольких указанных факторов риска на учащихся в течение одного этапа развития личности (то есть в течение 2–3-х лет) приводит к тому, что уже на ближайшем следующем этапе у детей неизбежно возникают кризисы развития, которые и определяют повышенный риск раннего начала употребления ПАВ.

Кризисы начальной школы:

– личностная неготовность к школе (в сфере деятельности, в эмоциональной, коммуникативной и ролевой сферах) с ее переходом в кризис адаптации в первом классе;

–кризис несформированности учебной деятельности в начальных (2–4-х) классах, неготовность к переходу в 5-й класс.

Кризисы 5–6-х классов школы:

– прогрессирующая педагогическая запущенность 5–6-х классов;

– кризисы невротического (неврастенического, тревожно-фобического) развития личности.

Кризисы 7–8-го классов школы:

– переход прогрессирующей педагогической запущенности в социальную запущенность;

– отвержение учебной деятельности и школы, психологически зависимое и раннее девиантное поведение, включение в асоциальную референтную группу (особенно – с потреблением ПАВ и примитивными деятельностями и способами получения удовольствий);

– кризисы неразвитых навыков коммуникации и дружбы;

– кризисы потребности в принадлежности к группе – низкий социальный статус и недостаточная популярность в классе, отвержение классом или просоциальной референтной группой;

– кризисы нарушения развития характера (акцентуации, психопатии) – по истерическому, тревожному, возбудимому (со склонностью к риску) и агрессивному (эпилептоидному), депрессивному, застенчивому, зависимому (конформному), неустойчивому и др. типам;

– кризисы аномально протекающих подростковых поведенческих реакций.

Кризисы 9–10-х классов:

– кризисы самосознания – низкого самопринятия и самоутверждения;

– кризисы фрустрации потребности в социальном успехе, самоутвержде-нии/самореализации, признании;

– кризисы юношеской любви и отношений с другим полом;

– кризисы хронических стрессов в ситуациях испытания (контрольных, ЕГЭ);

– кризисы неспособности к профессиональному самоопределе-нию/профориентации;

– кризис социально-психологического инфантилизма – неготовность к обучению в старших классах, а далее – в организациях среднего и высшего образования.

Кризисы 11-го класса:

– кризис неспособности к профессиональному самоопределению;

– кризисы неготовности к ЕГЭ;

– кризис неготовности к обучению в организациях среднего и высшего профессионального образования.

Кризисы обучения в организациях среднего и высшего профессионального образования:

– кризис адаптации на 1-м курсе;

– кризис среднего (3-го) курса (идентификация с выбранной специально-стью/профессией);

– кризисы отношений любви, начала добрачного периода и сексуального опыта;

– кризисы эмансипации от родителей.

Защитные факторы – это условия, препятствующие злоупотреблению психоактивными веществами и могут также быть внутренними и внешними, проявляющимися на уровне личности и на уровне наиболее значимых общностей, в которые входит ребенок.

Личностные защитные факторы

При рассмотрении защитных факторов, проявляющихся на уровне личности, исследователи сосредотачивают внимание в основном на условиях, препятствующих приобщению к ПАВ и формированию аддиктивного и зависимого поведения, которые можно условно объединить в две группы. Первую группу защитных факторов составляют условия гармоничного развития личности ребенка и его успешной социализации, другую – специфические антинаркотические установки, получившие также название внутриличностный антинаркотический барьер.

Социализация предполагает взаимодополняющие процессы адаптации к социокультурному окружению и проявления уникальности личности в обществе. Успешная социализация предполагает хорошее ролевое развитие и формирование социальной компетенции. Ролевое развитие – умение принимать роли, различные по статусу и содержанию, не принимая при этом патологических ролей.

Следующая группа защитных факторов связана с формированием и развитием прочных антинаркотических установок, обеспечивающих реализацию поведения в рамках здорового и безопасного образа жизни. В структуре антинаркотических установок выделяется информационный, оценочный и формирующийся на их основе поведенческий компонент.

Необходимо также рассматривать факторы защиты, характеризующие общности, в которые включается ребенок и подросток.

Семейные защитные факторы:

– крепкие семейные узы;

– активная роль родителей в жизни детей;

– понимание проблем и личных забот детей;

– ясные правила, стандарты внутри семьи, постоянные обязанности (система поощрений эффективней системы наказаний).

Факторы защиты, проявляющиеся в образовательной организации:

– повышение общего качества обучения, усиление связи обучающихся со школой;

– успешное участие в общественных мероприятиях;

– поощрение, вознаграждение за хорошее поведение, успехи в учебе, мероприятиях;

– негативное отношение к употреблению ПАВ, понимание последствий употребления;

– сформированное неодобрительное отношение к употреблению ПАВ своими друзьями, знакомыми, сверстниками.

В среде сверстников могут проявляться такие защитные факторы, как:

– позитивные отношения со сверстниками;

– негативное отношение к употреблению ПАВ в группе значимых сверстников;

Защитные факторы, связанные с местом жительства:

– усиление общественных антинаркотических норм;

– ужесточение законов о рекламе ПАВ в средствах массовой информации и на рекламных щитах;

– создание безнаркотических зон вокруг образовательной организации, во дворах.

Исходя из вышеизложенного, можно отметить, что риск приобщения ребенка и подростка к употреблению психоактивных веществ может исходить как изнутри (биофизиологические, индивидуально-психологические факторы риска наркотизации), так и извне (микро- и макросоциальные факторы риска). Вероятность вовлечения ребенка или подростка в наркотизацию определяется всей совокупностью (комплексом) воздействующих условий.

 

 При проведении социально-психологического исследования педагогам следует быть особенно осторожными: важно не допустить вопросов, провоцирующих любопытство и не соответствующих возрасту и жизненному опыту учащихся. Кроме того, достоверность подобных анкет в условиях образовательного учреждения достаточно сомнительна: учащиеся часто склонны давать социально желательные ответы из-за опасений последующих санкций со стороны педагогов. Другие подростки, напротив, могут преувеличивать свой опыт употребления психоактивных веществ и даже бравировать им. Большей достоверности можно достичь при анонимном анкетировании независимыми специалистами при проведении массовых исследований с большим охватом учащихся. В этом случае исследователи могут получить общую картину степени приобщения учащихся к употреблению психоактивных веществ в образовательном учреждении, однако, задача выявления подростков «группы риска» таким образом не решается.

При доверительных отношениях со специалистом, занимающимся профилактикой зависимого поведения в школе и при условии соблюдения конфиденциальности, ученикам старших классов могут быть предложены специальные тесты, направленные на выявление предрасположенности к аддикциям, степени их вовлеченности в употребление алкоголя или наркотиков.

 

Процедура проведения социально-психологического тестирования

Автоматизированный вариант

 

Социально-психологическое тестирование в образовательных учреждениях проводится в соответствии с Приказом Министерства образования и науки Российской Федерации (Минобрнауки России) от 16 июня 2014 г. N 658 г. Москва "Об утверждении Порядка проведения социально-психологического тестирования лиц, обучающихся в общеобразовательных организациях и профессиональных образовательных организациях, а также в образовательных организациях высшего образования".

Цель проведения социально-психологического тестирования лиц, обучающихся в общеобразовательных организациях, профессиональных образовательных организациях и образовательных организациях высшего образования - раннее выявление немедицинского потребления наркотических средств и психотропных веществ.

Тестирование обучающихся, достигших возраста пятнадцати лет, проводится при наличии их информированных согласий в письменной форме об участии в тестировании (далее - информированное согласие). Тестирование обучающихся, не достигших возраста пятнадцати лет, проводится при наличии информированного согласия одного из родителей или иного законного представителя.

Тестирование осуществляется в соответствии с распорядительным актом руководителя образовательной организации, проводящей тестирование.

Тестирование проводится в компьютерных классах образовательных учреждений, психодиагностический программный комплекс автономен и не требует подключения к сети.

В рамках тестирования обучающимся необходимо пройти все предложенные тесты, результаты которых будут записаны в базу данных в зашифрованном виде. Далее, после завершения тестирования в образовательном учреждении, базы данных с результатами по акту передаются для дальнейшей обработки и анализа.

Тестирование анонимно, данные обрабатываются без использования персональных данных и описываются в обобщенном виде, что связано с необходимостью обеспечения конфиденциальности проводимого тестирования. Каждому участнику тестирования присваивается индивидуальный шифр, который может включать обозначения населенного пункта, образовательного учреждения или иные идентификаторы, которые будут выбраны сотрудниками Управления образования или образовательного учреждения, которые будут курировать процесс тестирования в конкретном образовательном учреждении.

По результатам проведенного анализа формируются заключения о ситуации в каждом конкретном образовательном учреждении.

 

 

  Методический инструментарий для оценки факторов риска наркотизации в подростковом возрасте, использованный в автоматизированном варианте тестирования

 

Анкета «Исходная оценка наркотизации» (Г.В. Латышев и др.)

 

Долгосрочные исследования, проводимые в последние 30 лет, показали, что развитие наркомании обусловлено многочисленными внутренними и «средовыми» факторами риска. Более того, факты свидетельствуют о том, что вероятность развития наркотической зависимости выше у тех людей, которые подвергаются одновременному воздействию нескольких факторов.

Определение факторов риска наркомании позволяет снизить или вовсе исключить их активность, снизить уровень распространения и тяжесть последствий наркомании. Эффективность подхода, основанного на анализе факторов риска, подтверждается исследованиями профилактических программ. Эти исследования доказывают, что программы, нацеленные на уменьшение активности факторов риска и повышение активности защитных факторов, дают хорошие результаты в предотвращении употребления ПАВ.

Эффективность профилактики с этих позиций определяется влиянием факторов риска и защиты в четырех областях: общество, школа, семья и группа сверстников (индивид). Примерами факторов риска может служить доступность наркотических средств (общество), семейный конфликт (семья), недостаточная заинтересованность в школьной жизни (школа), раннее начало употребления наркотиков (группа сверстников). В свою очередь факторы защиты связаны с уменьшением вероятности проявления «нездорового» стиля поведения (NIDA, 1997). Считается, что влияя на факторы риска и защиты, возможно снизить злоупотребление ПАВ среди подростков.

В основе модели факторов риска и защиты лежит процесс определения показателей (факторов), влияющих на вероятность приобщения человека к сфере потребления наркотиков и связанных с этим проблем, и работа с этими выделенными для данной территории на данный момент времени факторами. Безусловно, в жизни человека присутствуют как факторы риска, так и факторы защиты. Таким образом, в самых общих чертах, вся работа по профилактике основывается на снижении активности факторов риска и повышении действенности защитных факторов.

Традиционно факторы риска и защиты разделяют на три группы: «личные», «семейные» и «социальные». Последние, в свою очередь, можно разделить на затрагивающие среду друзей (ближнее окружение), общесоциальные и «школьные», которые мы выделяем особо, ведя разговор о подростках. Приведем перечень наиболее важных, по мнению исследователей, факторов риска и защиты.

1. Личные факторы. Успешность в реализации своих стремлений, осознание жизненной перспективы, отношение к возможности употребления наркотиков, отношение к насилию, способы проявления протестных реакций, уровень эмоциональной зрелости, сформированная система ценностей и привязанностей, кризисные ситуации,  уровень притязаний и самооценка, наличие непреложных авторитетов.

2. Семейные факторы. Система распределение ролей, прав и обязанностей в семье, система контроля, уровень конфликтности в семье, семейные традиции и отношение членов семьи к употреблению наркотиков и других психоактивных веществ, система отношений и уровень доверия между родителями и детьми, эмоциональный фон семьи, родительские ожидания, компетентность родителей в контексте воспитания и наличие единого подхода к воспитанию ребенка.

3. Среда сверстников. Отношение «значимого окружения» к употреблению наркотиков, уровень социальной приемлемости поведения и социально психологический климат подростковой группы, роль подростка в группе сверстников, широта круга общения, отношение подростковой группы ко взрослым, ценностные ориентиры подростковой группы.

4.      Общесоциальные факторы. Нормы, политика и законодательство в отношении наркотиков, законодательство в области молодежной политики, доступность наркотиков, развитость системы социально-психологической помощи молодежи, уровень дезорганизованности сообщества, распространенность насилия, общественные традиции, позиция средств массовой информации, организованность досуга, участие молодежи в общественной жизни.

5.      «Школьные» факторы. Успеваемость, частые переходы из школы в школу, участие педагогов в воспитательном процессе и принятая в школе система воспитания, отношения с учителями (уровень доверия), социально-психологический климат, участие педагогов в профилактике, связь между семьей и школой, участие в школьном самоуправлении, желание учиться, регулярное посещение школы.

Для исследования факторов риска предлагается использовать специальный исследовательский инструмент, который позволяет определить приоритеты в проведении профилактических программ (Шипицына Л.М., 2001, Санкт-Петербург). Он показывает за счет каких именно факторов на данной территории наиболее существенно повышается риск злоупотребления психоактивными веществами и какими именно, то есть провести исходную оценку ситуации.

Цель исследования - выявление наиболее действенных факторов риска и защиты в проблеме злоупотребления наркотиками на территории.

Предмет исследования: выявление совокупности факторов риска и защиты от наркозависимости.

Подросткам предлагается ответить на вопросы анкеты (82 вопроса). Исследование носит анонимный характер. Подростки отмечают только свой возраст. В инструкции подчеркивается важность личного мнения каждого подростка и необходимость ответов исходящих из собственных представлений о данной проблеме. Также отмечается необходимость независимой оценки, без вариантов совместного обсуждения между участниками исследования.

 

 Методика «Индикатор копинг-стратегий» (Д.Амирхан)

 

Методика разработана Д. Амирханом и предназначена для диагностики доминирующих копинг-стратегий личности. Адаптирована для проведения исследования на русском языке Н.А. Сиротой (1994) и В.М. Ялтонским (1995).

Теоретические основы

Дж. Амирхан на основе факторного анализа разнообразных конинг-ответов на стресс разработал «Индикатор копинг-стратегий». Он выделил 3 группы копинг-стратегий: разрешения проблем, поиска социальной поддержки и избегания (Amirkhan J., 1990).

«Индикатор копинг-стратегий» можно считать одним из наиболее удачных инструментов исследования базисных стратегий поведения человека. Идея этого опросника заключается в том, что все поведенческие стратегии, которые формируются у человека в процессе жизни, можно подразделить на три большие группы:

1. Стратегия разрешения проблем — это активная поведенческая стратегия, при которой человек старается использовать все имеющиеся у него личностные ресурсы для поиска возможных способов эффективного разрешения проблемы.

2. Стратегия поиска социальной поддержки — это активная поведенческая стратегия, при которой человек для эффективного разрешения проблемы обращается за помощью и поддержкой к окружающей его среде: семье, друзьям, значимым другим.

3. Стратегия избегания — это поведенческая стратегия, при которой человек старается избежать контакта с окружающей его действительностью, уйти от решения проблем.

Человек может использовать пассивные способы избегания, например, уход в болезнь или употребление алкоголя, наркотиков, может совсем «уйти от решения проблем», использовав активный способ избегания — суицид.

Стратегия избегания — одна из ведущих поведенческих стратегий при формировании дезадаптивного, псевдосовладающего поведения. Она направлена на преодоление или снижение дистресса человеком, который находится на более низком уровне развития. Использование этой стратегии обусловлено недостаточностью раз­вития личностно-средовых копинг-ресурсов и навыков активного разрешения проблем. Однако она может носить адекватный либо неадекватный характер в зависимости от конкретной стрессовой ситуации, возраста и состояния ресурсной системы личности.

Наиболее эффективным является использование всех трех поведенческих стратегий, в зависимости от ситуации. В некоторых случаях человек может самостоятельно справиться с возникшими трудностями, в других ему требуется поддержка окружающих, в третьих он просто может избежать столкновения с проблемной ситуацией, заранее подумав о ее негативных последствиях.

 

 

Методика готовности следовать социальным нормам (ШС – шкала совестливости)

Методика разработана В.М. Мельниковым и Л.Т. Ямпольским на основе зарубежных методик MMPI и шестнадцатифакторного опросника Р. Кеттелла. Данный опросник ориентирован на измерение степени уважения к социальным нормам и этическим требованиям. Название методики условно, поскольку реально представленная шкала оценивает не столько совестливость, сколько осознаваемую установку личности на следование социальным нормам. В связи с этим результаты методики легко фальсифицировать.

В случае искренних ответов испытуемого высокий уровень баллов по данной методике сочетается с такими личностными качествами, как ответственность, добросовестность, стойкость моральных принципов, требовательность к себе и окружающим. В поведении данных лиц проявляются хороший самоконтроль, ориентация на социальные требования, строгое соблюдение правил и норм.

 

 

Методика «Исследование склонности к риску» А. Г. Шмелева

Анализ склонности к риску как черты характера имеет важное значение для психологического прогнозирования процессов принятия решения в ситуации неопределенности.

 

Экспресс-диагностика уровня личностной фрустрации (В.В.Бойко)

 

 

УРОВЕНЬ СУБЪЕКТИВНОГО КОНТРОЛЯ (УСК) ДЖ. РОТТЕРА
(Адаптация Е.Ф.Бажина, С.А.Голынкиной, А М.Эткинда)

 

Данная экспериментально-психологическая методика позволяет сравнительно быстро и эффективно оценить сформированный у испытуемого уровень субъективного контроля над разнообразными жизненными ситуациями. Методика разработана в НИИ им. Бехтерева. Опросник разработан на основе шкалы локуса контроля Дж. Роттера (Locusofcontrolscale) и опубликован Е. Ф. Бажиным с соавт. в 1984г.

Субъективным контролем называется склонность человека брать на себя и возлагать на других людей ответственность за то, что с ними происходит. В отличие от субъективного может существовать так называемый объективный контроль событий, при котором они происходят по воле обстоятельств, случая, независимо от желания человека

Данная методика оценивает, в какой степени человек готов брать на себя ответственность за то, что происходит с ним и вокруг него. Испытуемому предлагаются 44 утверждения, ответы на которые свидетельствуют о том, каков уровень субъективного контроля у данного человека. С каждым из этих суждений испытуемый, прочтя его, должен выразить свое согласие или несогласие.

Уровень субъективного контроля - обобщенная характеристика личности, оказывающая регулирующее воздействие на формирование межличностных отношений, способы разрешения кризисных семейных и производственных ситуаций и т. д. В соответствии с концепцией локуса контроля (лат. locus - место, месторасположение), те лица, которые принимают ответственность за события своей жизни на себя, объясняя их своим поведением, способностями, чертами личности, обладают внутренним (интернальным) контролем. И напротив, людям, которые склонны приписывать ответственность за все события внешним факторам (другим людям, случаю, судьбе и т. п.), присущ внешний (экстернальный) контроль. Любой человек по локусу контроля занимает определенное место на континууме интер-нальность-экстернальность.

Экспериментальные работы установили связь разнообразных форм поведения и параметров личности с экстернальностью-интернальностью. Конформное и уступчивое поведение в большей степени присуще людям с экстернальным локусом. Интерналы в отличие от экстерналов менее склонны подчиняться давлению других, сопротивляться, когда чувствуют, что ими манипулируют, они реагируют сильнее, чем зкстерналы, на утрату личной свободы. Люди с интернальными локусами контроля лучше работают в одиночестве, чем под наблюдением или при видеозаписи. Для экстерналов характерно обратное.

Интерналы и экстерналы различаются по способам интерпретации разных социальных ситуаций, в частности по способам получения информации и по механизмам их каузального объяснения. Интерналы более активно ищут информацию и обычно более осведомлены о ситуации, чем экстерналы. В одной и той же ситуации интерналыатрибутируют большую ответственность индивидам, участвующим в этой ситуации. Интерналы в большей степени избегают ситуационных объяснений поведения, чем экстерналы.

 В целях повышения достоверности результатов опросник сбалансирован по следующим параметрам: 

I) по интернальности-экстернальности — половина из пунктов опросника сформулирована таким образом, что положительный ответ на них дадут люди с интернальным УСК, а другая половина сформулирована так, что положительный ответ на нее дадут люди с экстернальным УСК; 

2) по эмоциональяому знаку — равное количество пунктов опросника описывают эмоционально позитивные и эмоционально негативные ситуации; 

3) по направлению атрибуций — равное количество пунктов сформулировано в первом и третьем лице. 

 

Тест «Потребность в поиске ощущений»

Высокий уровень потребности в ощущениях означает наличие сильного, почти бесконтрольного влечения к новым, щекочущим нервы впечатлениям. Осторожно! Вас легко спровоцировать на участие в рискованных мероприятиях и авантюрах, но вы не контролируете степень риска и опасности. Последствия такого поведения могут быть самыми печальными. На самом деле ощущение полноты жизни могут дать интересное общение, эмоционально значимые события, интересный досуг и творчество.

Средний уровень потребности в ощущениях свидетельствует об умении контролировать эту потребность. Такие люди, с одной стороны, открыты новому опыту, с другой – в определенные моменты жизни могут проявлять сдержанность и рассудительность.

Низкий уровень потребности в ощущениях. Такие люди предпочитают стабильность и упорядоченность всему неизвестному и неожиданному. Результаты свидетельствуют о повышенной предусмотрительности и осторожности, даже в ущерб получению новых впечатлений и информации.